История лесхоза

В городе повсюду были видны следы войны: всего лишь месяц назад здесь ещё велись бои, Пружанам тогда досталось — кое-где по­луразрушенные кирпичные здания, вместо домов — только печные трубы, сиротливо в центре города стоит с несколькими зияющими дырами в стенах и без купола православная церковь… Иван Андрее­вич, глядя на всё это, тяжело вздыхал: работ по восстановлению пред­стоит немало. Да и у него забот теперь хоть отбавляй: только что в райкоме партии ему предложили возглавить Пружанский лесхоз. 15 августа 1944 года он должен принять дела у Станислава Иосифовича Вавжинского, который в должности заведующего лесхозом по реше­нию райисполкома пробыл всего-то ничего — ровно полмесяца.

«Принять дела», — сказано вообще-то громко. При встрече но­вый директор Иван Андреевич Егоров и бывший заведующий лесхо­зом С.И. Вавжинский договорились, что последний возглавит Пружанское лесничество (теперь это Линовское). Решили, что необходи­мо в срочном порядке подыскивать кадры: Станислав Иосифович как человек, имевший дело с лесным хозяйством ещё до войны, был уве­рен, что есть в районе люди, мало-мальски знакомые с лесом. На них — главная опора.

Уже в конце августа 1944 года состоялось районное совещание работников леса. Местная газета «Красное знамя» так писала об этом мероприятии:

«— Немецкие изверги хищнически истребили наши леса. Совет­ское правительство с целью сбережения лесов создало Главное Уп­равление лесоохраны и лесонасаждений при СНК СССР. Специаль­ным постановлением были выделены запретные зоны. Каждый кус­тик ценится, как народное достояние, — сказал в своём докладе на совещании работников леса директор Пружанского лесхоза тов. Егоров.

В своих выступлениях работники леса рассказали о плачевном состоянии лесов после хозяйничанья немецких хищников.

Тов. Вавжинский, лесничий Пружанского лесничества, вызвал на соцсоревнование Раскопанское лесничество. Договор был зачитан на совещании.

Все работники леса взяли на себя обязательство до января 1945 года привести в санитарное состояние леса, привести в 2-недельный срок питомник в соответствующий порядок, подготовить почву для осенне-весенних посадок.

Так начиналась послевоенная история Пружанского лесхоза. Именно послевоенная, потому что была ещё и довоенная. После вос­соединения в 1939 году Западной Белоруссии с БССР были созданы и местные подразделения по ведению лесного хозяйства. В 1940 году на территории нынешней Брестской области были организованы три территориальные лесные управления, в том числе и Белостокское, куда входили Брестский, Кобринский, Пружанский, Ружанский и Коссовский лесхозы. К сожалению, сведений о деятельности нашего лесхоза в ту пору почти не сохранилось: развитие лесного хозяйства было приостановлено началом Великой Отечественной войны.

По воспоминаниям очевидцев, послевоенные леса действитель­но имели плачевное состояние. Если лесистость области при Польше составляла 26,7%, то в 1944 году она была чуть больше 19%.

На раскачку времени не было. В первые послевоенные годы ос­нову лесокультурного фонда лесхоза составляли безлесные гари, вырубки, прогалины… Лесу была необходима помощь. И уже в мар­те 1945 года на районном партийном собрании И.А. Егоров докла­дывал, что лесхозом проведена работа по очистке леса от хлама на площади более 1700 гектаров, отведено под подсочку 200 га, заго­товлено семян сосны 50 кг и ещё будет 40 кг. Лесничества активно готовятся к весенней посадке леса.

В первую послевоенную пятилетку (1946 — 1950 гг.) Пружанскому лесхозу необходимо было облесить хвойными породами все отве­денные под них площади. Чтобы справиться с этим заданием, требо­валось ежегодно производить посадку не менее чем на 220 гектарах, не считая новых площадей, которые освобождались после рубки.

Рубили же очень много. Разрушенному войной народному хо­зяйству, сожжённым городам и сёлам требовалось огромное количе­ство древесины. Размеры рубок не поддавались никакому научному обоснованию, размеры определял спрос. Для местных властей лесо­заготовки и лесовывоз были задачей номер один, этого требовали жёсткие постановления партии и правительства. За невыполнение обязательных заданий по лесозаготовкам, которые доводились не только колхозам, но и крестьянам-единоличникам в виде трудовой и гужевой повинности, людей отдавали под суд.

Пружанская районная газета пестрит в эти годы рапортами об успешной работе отдельных лесозаготовителей, призывами наподо­бие таких: «Увеличим в полтора раза производительность труда, да­дим больше леса стране, тем самым быстрее залечим раны, нанесён­ные немецко-фашистскими захватчиками!». На службу было постав­лено и художественное слово местных поэтов: Так крестьянину-единоличнику деревни Туловщина, Смолянского сельсовета, Омельянчуку Владимиру Иосифовичу ещё 8 октября 1951 года, исполкомом райсовета было вручено извещение о привле­чении к платной трудповинности на заготовку леса. Гражданин Омельянчук извещение получать отказался, а на второй же день поехал на своей лошади в Березовский район, закупил там большое количе­ство мела и начал продавать его. Тем самым сознательно саботиро­вал выполнение плана лесозаготовок.

За злостное уклонение от лесозаготовок и спекуляцию мелом Омельянчук Владимир привлечён к судебной ответственности и осуж­ден народным судом.

В 1950 году было проведено первое лесоустройство лесов Брестчины, для чего привлекались наиболее опытные и грамотные мест­ные кадры. Была сделана попытка осмысления того, к каким послед­ствиям может привести неумеренность аппетита лесопотребителей. И хотя постановлением Совета Министров СССР 1948 года запре­щался переруб в хвойных и твердолистных насаждениях, размеры рубок главного пользования не ограничивались расчётной лесосекой. Забегая вперёд, стоит сказать, что эта картина не менялась до середи­ны 70-х годов, когда объём рубки леса вышел, наконец, на расчётный уровень.

Но всё же лесоводы постоянно думали о будущем, понимая, что вырубленные лесины необходимо заменять молодыми посадками. И на Пружанщине с каждым годом росла площадь окрепших, вселяю­щих надежду рукотворных насаждений. Не вдаваясь в подробности ежедневных забот работников леса (об этом читатель в определён­ной мере узнает из последующих глав книги), хотелось бы привести некоторые факты и цифры из выступления в районной газете дирек­тора лесхоза А.В. Карповича по случаю установления в 1966 году ежегодного профессионального праздника — Дня работника леса.

Лесоводы, выполняя семилетний план, добились значительных успехов. За этот период было посажено больше 5 тысяч гектаров леса при плане 3470 га, а всего за послевоенный период с 1945 по 1965 год молодняк занял 18387 гектаров. За семилетку для закладки питом­ника было заготовлено 3107 килограммов семян сосны, 120 кг — ели, 3140 кг — дуба. Особенно большую работу проделали Шерешовское лесничество (лесничий Г.Д. Гаврилюк), Берёзовское (лесничий М.А. Байков), Ружанское лесничество (лесничий И.В. Федорцов).

Из 118 обходов, которые имелись в лесничествах лесхоза, 55 при­своено почётное звание «Обход отличного качества». За многолет­нюю и безупречную службу в лесной охране награждены значками «10 и 20 лет службы в государственной лесной охране» 42 человека. Среди них главный лесничий В.В. Ковалёв, инженер по охране леса В.И. Боцоха, лесничая Л.А. Ольховик, помощник лесничего Ф.З. Ганчук, участковый техник-лесовод М.П. Климашевич, лесники А.Ф. Климашевич, СП. Приступа и многие другие.

18 тысяч гектаров новых насаждений за 20 лет, по 900 гектаров в среднем в год… Специалисты утверждают, для Пружанского лесхоза это очень приличные показатели. За ними — огромный труд многих людей, взявшихся за благородное дело восстановления зелёного богатства стра­ны. Со многими из этих людей вы, уважаемые читатели, ещё познако­митесь, листая эту книгу. Ну, а сейчас хотелось бы назвать тех, кто, воз­можно, и не орудовал мечом Колесова, не сидел за рулём трактора при подготовке почвы под посадку, не работал на посадочной машине ЛМД-1, но умел организовать коллектив на выполнение поставленной цели, кто переживал за успех дела, сжигая свои нервы… Это главные лица лесхоза — директора и старшие (с 1965 г. — главные) лесничие.

Итак, с августа 1944 по июль 1947 года лесхоз возглавлял уже небезызвестный нам И.А. Егоров, его сменил Алексей Артемьевич Сте­панов и работал до ноября 1950 года. Старшим лесничим при них был Николай Данилович Тимощенко (с 1944 по сентябрь 1952 гг.).

Затем коллективом лесхоза довольно продолжительное время руководил Пётр Бонифатьевич Ивашкевич, а помогали ему в этом старшие лесничие П.С. Левкович и А.И. Павлов (примерно по году каждый), Л.А. Минич (с 1954 по 1962 гг.) и В.В. Ковалёв — до 1968 года.

В апреле 1965 года на должность директора лесхоза был назна­чен Алексей Владимирович Карпович, который после окончания Бе­лорусского технологического института имел за плечами шестилет­ний стаж работы в должности лесничего Лысковского лесничества. После солидного, как говорится, по всем статьям Петра Бонифатьевича новый директор был по-юношески шустрым и решительным в своих действиях.

А в скором времени у А.В. Карповича появился и новый глав­ный лесничий — Витольд Ипполитович Дмуховский, о котором Алек­сей Владимирович и поныне отзывается как о человеке надёжном, тонком мастере своего дела и большом знатоке леса. Тандему рабо­талось легко, — в том смысле, что умело, грамотно и быстро прини­мались решения. Вместе находили верный выход из трудных ситуа­ций, которых на директорском пути длиной в 24 года встречалось ох как немало. Именно на годы руководства лесхозом этих двух вдум­чивых и настойчивых руководителей пришёлся пик лесопосадок, ког­да облесялись непригодные для использования в сельском хозяйстве земли. Например, в 1968 году было создано 1300 гектаров лесных культур, в 1969г. — 1500 гектаров. На больших площадях велись рубки ухода. Лесхоз очень серьёзно занялся переработкой древесины, в Бе­рёзовке появился неплохой по тем временам деревообрабатывающий цех. С установкой агрегата по выпуску хвойной витаминной муки АВМ-0,4 в ход пошла и лапка, которую раньше попросту сжигали.

Надо сказать, что и в аппарате лесхоза, и на местах, в лесниче­ствах, всё больше и больше появлялось образованных кадров. Если в год создания лесхоза здесь не было ни одного работника с высшим или даже со средним специальным образованием этого профиля, то уже в 1968 году работало 10 человек с вузовскими дипломами, 15 имели средне-специальное образование. 26 лесников с отрывом от производства закончили одногодичную лесную школу в Борисове. Кадры ковались при совмещении работы и учёбы. Заочно в 1967 году окончили лесохозяйственный институт А.Н. Мячикова, В.Г. Соломахо, Г.В. Вакульчик. В 1968 году Белорусский технологический инсти­тут закончили и получили дипломы инженеров лесного хозяйства лесничий Зеленевичского лесничества К.Ф.Хмельницкий, помощник лесничего Березовского лесничества Ф.С. Малашенков, Ленинградс­кую лесохозяйственную академию — лесничая Михалинского лесни­чества Е.П. Малашенкова. Успешно занимались в БТИ лесничий Березовского лесничества М.А. Байков и лесничий Линовского лесни­чества Г.Ю. Романюк.

Наука занимает всё более весомое место в лесном хозяйстве. Пе­ред лесоводами ставится задача — повышать продуктивность лесов путём перевода семеноводства на элитную основу. В лесхозе проводит­ся исследовательская работа по созданию семенных участков путём при­вивки черенков от элитных сосен на сосну обыкновенную трёхлетнего возраста. Результаты первых опытов оказались неудачными. Но настой­чивая исследовательская работа всё же принесла успех.

В 1968 году в Шерешевском лесничестве под руководством лес­ничего Г.Д.Гаврилюка, который прошёл специальный инструктаж при Белорусском научно-исследовательском институте лесного хо­зяйства, осуществлена прививка черенков сосны в количестве 500 штук. Приживаемость их составила около 70%. Исследователи надеялись, что при надлежащем уходе за искусственно созданным семен­ным участком можно будет получать семена сосны с отличными на­следственными признаками.

Примерно в это же время лесоводы получают задание по обузда­нию песков, защите почв от эрозии. Только за период с 1970 по 1973 год работниками лесхоза было облесено 1040 гектаров подвержен­ных выветриванию и вымыванию земель. Там, где были песчаники и < пустыри, появились молодые насаждения. Одновременно было нача­то и создание полезащитных лесных полос, оно проведено на десят­ках гектаров колхозных и совхозных земель. Большие перемены происходят и в организации лесозаготовок, они переводятся на промышленную основу. Лесхоз постепенно пере­ходит к комплексным поквартальным рубкам ухода в год на площа­ди 500 гектаров. Вырабатывается технология, которая позволяет механизировать, вместе с погрузкой и разгрузкой, валку и трелёв­ку древесины. Эти работы выполняются небольшими комплексны­ми бригадами на базе трелёвочного или колёсного трактора и бен­зопил «Дружба». В 1972 году в лесхозе имелось 12 тракторов и 33 бензопилы. В итоге заготовка древесины на вырубках ухода и в молодняках была почти полностью механизирована. Пружанский лесхоз, возглавляемый А.В.Карповичем, постоян­но занимает передовые позиции в области, становится школой пере­дового опыта. И это не голословное утверждение. Об организации социалистического соревнования в нашем лесхозе рассказывал союз­ный журнал «Лесное хозяйство» (№11 за 1974 года). В том же году о системе материального и морального поощрения работников, опыте повышения производительности труда пишет и журнал «Сельское хозяйство Белоруссии». Более того, А.В. Карпович был пригашен в Москву, где в школе передового опыта Выставки достижений народ­ного хозяйства СССР он сделал сообщение на тему «Повышение про­изводительности труда на основе принятия личных планов и стиму­лирование их выполнения». Алексей Владимирович ответил на воп­росы лесоводов, прибывших из других республик страны. Рассказ об этом замечательном работнике лесной нивы, которой он отдал более 40 лет жизни, будет не полным, если не сказать, что за свой добросовестный труд А.В. Карпович был награждён юбилейной медалью к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина и высшей в то время белорусской наградой — Почётной грамотой Верховного Со­вета БССР. Были, конечно, грамоты Министерства лесного хозяй­ства и местных органов власти. В 1989 году Алексей Владимирович ушёл на повышение: он воз­главил в только что образованном Брестском производственном лесохозяйственном объединении отдел охраны и защиты леса — богат­ства, посаженного и выращенного им самим и его многочисленными коллегами со всей Брестчины. Теперь А.В. Карпович на заслужен­ном отдыхе, двери его дома в Пружанах, неподалёку от конторы лю­бимого лесхоза, всегда радушно открыты для бывших коллег и зна­комых. Когда А.В.Карповичу предложили пойти на повышение в Брест, он уже знал, кому можно доверить должность директора лесхоза. Его выбор выпал на лесничего Березовского лесничества Владимира Николаевича Панасевича. И не случайно. Во-первых, за плечами у В.Н. Панасевича был уже немалый опыт: после окончания в 1978 году Белорусского технологического института он по распределению про­работал три года мастером лесозаготовок в Коми АССР, а затем, переехав на родину, возглавляет лесничества — Михалинское, Берёзовское и одновременно руководит деревообрабатывающим цехом. Когда же началась кампания по сокращению управленческого аппа­рата ради увеличения зарплаты, и вовсе стал руководить, как тогда шутили, «маленьким лесхозом»: два соседские лесничества объеди­нили в одно плюс в придачу тот же деревообрабатывающий цех. Хо­зяйство получилось солидное, одних лесных угодий около 20 тысяч гектаров. Во-вторых, лесничий из Берёзовки не любил топтаться на месте, особенно в части механизации лесозаготовительных работ, следил за новинками, старался внедрить их у себя. К тому же обладал хоро­шими организаторскими качествами, не суетился, а чётко шёл к по­ставленной цели. В коллективе В.Н. Панасевича уважали за требовательность и справедливость. Возглавляемое им лесничество по праву считалось лучшим в лесхозе. Словом, считал А.В. Карпович, более подходящей кандидатуры не подыскать. Но... Но лесничий посчитал, что рано ему ещё идти на такой ответ­ственный пост. Возможно, он и был тогда прав: его время придёт позже. В 1989 году тайным голосованием (тогда, во время перестройки, было такое новшество) директором Пружанского лесхоза был избран Владимир Иванович Чёрненький. Не побоялся молодой специалист поменять Брест на провинциальные Пружаны, спокойную в общем-то должность начальника отдела труда и заработной платы в облас­тном управлении лесного хозяйства на довольно хлопотную и ответ­ственную роль руководителя многочисленного коллектива. В том, что новая должность действительно очень хлопотная, молодой директор убедился скоро, когда горячим летом начали то здесь, то там возникать лесные пожары. Большой беды они не при­несли, только благодаря решительным и умелым действиям лесной охраны, к которой в экстремальной ситуации причисляют себя абсо­лютно все работники лесного хозяйства. Огонь в лесу — беда общая. Автору этих строк хорошо помнятся те случаи, когда директор лесхоза просил, умолял, требовал, чтобы, вопреки всем установленным нормам, по сети проводного вещания звучали призывы к жителям района воздержаться от посещения лесных угодий в пожароопасный период. Конец 80-х — начало 90-х годов были бурными на политические события, в экономической жизни нередко царила полнейшая нераз­бериха. Трудно приходилось в это время и лесоводам. Тем не менее, продолжала также чётко, как и в лучшие годы, функционировать отлаженная система облесения, ухода за посадками, заготовки и вы­возки древесины. Несмотря на сложности, директор взялся за строи­тельство нового административного здания лесхоза. Рядом со ста­рой деревянной конторой начало расти, как гриб после дождя, кир­пичное сооружение. Экономист по своей натуре, В.И.Чёрненький быстро уловил но­вые веяния в области внешнеэкономической деятельности, которая сулила немалые выгоды лесному хозяйству от поставки древесины и пиломатериалов на экспорт. Поэтому особое внимание было уделено наращиванию объёмов производства и расширению ассортимен­та продукции деревообрабатывающих цехов в Берёзовке и Шерешеве. Чтобы взять древесину из труднодоступных участков в Ружанской пуще, была насыпана дорога. Лесхозу удалось заключить несколь­ко выгодных контрактов на поставку за рубеж малоценных пород леса, особенно ольхи, ранее не имевшей большого сбыта на внутрен­нем рынке. Владимир Иванович был большим поклонником ещё одного нового веяния — организации в лесхозе охотничьего хозяйства с со­ответствующим штатом охотоведов и егерской службы. Много упрё­ков от местных охотников пришлось выдержать руководству лесхо­за, когда начали организовывать охоттуры для иностранцев. Но по­лученные таким образом валютные средства стали хорошим подспо­рьем для проведения биотехнических мероприятий в охотугодьях, организации надёжной охраны основных видов охотничьих живот­ных. Благодаря экспорту продукции, удавалось хоть как-то обновлять тракторный парк, полностью перейти на высокопроизводительные и удобные в обращении импортные бензопилы, закупить другие ма­шины и механизмы для лесохозяйственного производства. Хорошим помощником директору во всех добрых начинаниях стал новый главный лесничий Валерий Петрович Остапук. Имея за плечами весомый опыт работы в лесном хозяйстве — 8 лет был науч­ным сотрудником в Беловежской пуще и 4 года лесничим в Микашевичском лесхозе. Широк круг обязанностей глав­ного лесничего, он отвечает за состояние всех лесных ресурсов. — Безусловно, — говорит В.П. Остапук, — самой главной своей задачей считаю лесовосстановительные работы, уход за лесом, его охрану и защиту. За этими общими словами — масса нюансов и тон­костей, с которыми приходится сталкиваться на местах, в лесниче­ствах. Не всё пока, к сожалению, ладно в нашем лесном царстве. Но мы стараемся, наводим порядок. Тем более, что есть с кем это делать. Говоря эти слова, главный лесничий имел ввиду в первую оче­редь службу восстановления и охраны леса. Здесь подобрались тол­ковые, знающие своё дело специалисты. Без малого двадцать лет в лесном хозяйстве Игорь Григорьевич Дорофейчук: был участковым тех­ником-лесоводом в Березовском и Линовском лесничествах, а с 1990 года Да, лес требует разумного отношения к себе, просит в трудную минуту у человека защиты, но он же и щедро одаривает его. И задача работников лесного хозяйства — наиболее полно, умело и рациональ­но, с наибольшей выгодой использовать эти дары, и прежде всего — древесину. Именно на это направлен круг обязанностей главного инженера лесхоза Виктора Владимировича Корниенко, именно он в первую очередь несёт ответственность за выполнение планов по про­мышленному производству. Задача во многом усложнилась после того, как рухнула привычная система сбыта продукции, и лесная от­расль вынуждена была самостоятельно искать потенциальных потре­бителей древесины как в ближнем, так и дальнем зарубежье. Адреса отправки пружанской древесины — Польша, Эстония, Германия, Ав­стрия, Россия . Наряду с промышленным производством, лесхоз занимается и заготовкой продукции побочного пользования. Созданное подсоб­ное хозяйство призвано содействовать увеличению сборов дикорас­тущих ягод, грибов, производить сельскохозяйственную и другую продукцию для нужд работников предприятия. Продолжительное время хозяйство занималось выращиванием нутрий, получая шкур­ки и диетическое мясо — до 400 кг в год. До 500 кг мёда даёт пчелопасека из 112 ульев. Каждую весну ведётся заготовка берёзового сока, который отправляется на переработку на местные консервные пред­приятия, реализуется населению (в лучшие годы до 300 тонн). На территории Зеленевичского лесничества содержится больше 60 овец. Время идёт. А с ним приходят и новые технологии. «Торжество» топора прошло. мощная техника. Иным в лесу становится и хозяйствование. А — Хорошие традиции по грамотному ведению бухгалтерского учёта зак­ладывались здесь с первых дней организации. Начальство высоко ценило, например, работу главного бухгалтера лесхоза Павла Степановича Казея, старшего бухгалтера Антона Николаевича Лешко, которые отдали этому делу не один десяток лет. Сегодняшние работники просили вспомнить хо­рошим словом и бывшего главного бухгалтера, теперь уже пенсионерку Анну Николаевну Бурное. Именно при ней формировался костяк нынеш­него коллектива, от работы которого в значительной степени зависит фи­нансовое благополучие лесхоза. Мы познакомили вас, уважаемые читатели, с ключевыми служ­бами лесхоза, от усердия и профессионализма работников которых в значительной мере зависит, какой будет лесная нива Пружанщины, как развиваться лесному хозяйству дальше. Об этом, кстати, сви­детельствуют и показатели развития ГЛХУ «Пружанский лесхоз». Идёт плановое лесовосстановление, выполняется весь комплекс лесозащит­ных мероприятий и в тоже время без ущерба для леса растут объёмы производства и реализации продукции, в том числе и поставки на экс­порт.